О чем говорят в дворянской среде в 1865 году

О чем говорят в дворянской среде в 1865 году:

Прежде всего, о реформах, проведенных Государем Императором Александром II. О земской, судебной и финансовой; а также о реформе высшего образования. Не умолкают споры и об отмене крепостного права, хотя и прошло уже четыре года. Отрезки, земельные участки, свободные и временнообязанные крестьяне — у каждого есть на это свое мнение.

Всего год назад было подавлено Польское восстание.
Говорят и о Кавказской войне и о продвижении в Среднюю Азию.
Безусловно, говорят о крестьянских восстаниях и о растущем недовольстве среди интеллигенции и военных. В Петербурге, по слухам, есть кружки, где собираются вольнодумцы.

Много говорят и о смерти Его Императорского Высочества Госудерева Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича. Он скончался 12 апреля в Ницце от внезапной болезни. Уж не отравили ли итальянцы наследника?

Говорят о железных дорогах. Прогресс не стоит на месте и очень скоро всю Империю оденут в железный корсет.

О прогрессе в целом. Взять, например, телеграф. Или медицину. Или самоходные машины, которые появились в Англии (кстати, там уже принят закон, согласно которому перед такой машиной должен идти человек с красным флагом и дудеть в сигнальную дудку).

О завершении гражданской войны в США.

Об открытии университета в Одессе.

О том, что в Диканьке утопились две женщины: одна постарше, вторая молодая совсем. Что дознание произведено не то вовсе не было, не то было небрежно, и что местным властям с этим не разобраться. Ждут, пока дознаватель приедет.

Ценители литературы говорят о новинках: журнал «Эпоха» опубликовал «Леди Макбет Мценского Уезда» господина Лескова. Вышла новая пьеса Николая Островского «На бойком месте». В Лондоне некий Льюс Кэрролл выпустил сказку под названием «Алиса в Стране Чудес», а в журнале «Русский Вестник» опубликован отрывок из нового романа графа Льва Николаевича Толстого «Война и Мир».

Местные новости — сообщение из газеты «Полтавские Ведомости» от июня месяца третьего дня года одна тысяча восемьсот шестьдесят пятого:

С великим прискорбием сообщаем о смерти уважаемого помещика Родиона Савельевича Лисицына.
Без преувеличения, покойного можно считать украшением не только здешнего, но и российского вообще дворянства.Смерть покойного наступила при странных обстоятельствах: тело его было найдено на садовой дорожке неподалеку от паркового павильона в его обширном поместье в Гоголеве. Покойный был человек довольно тучный и полнокровный, и обезумевшми от горя верным слугам покойного всем тотчас бросилась в глаза его странная неестественная бледность. Тело совершенно обескровленное, с двумя только крохотными ранками на шее, точно от змеиного укуса, было, несмотря на возражения приходского священника отца Онуфрия, с почестями предано земле, и покоится на кладбище в Гоголеве. Похороны были скромные и случились так скоро, что большинство лиц, им облагодеянных, вынуждены были принести свои слезы уже к ограде могилы.
Многочисленные благодеяния господина Лисицына, как то – построение и оснащение земской больницы, построение школы для детей вольноотпушенников, и многие беспроцентные ссуды, выдаваемые им как помещикам, так и крестьянам, заставят провинцию горько сожалеть об утрате, тем более, что наследников значительного значительного состояния не известно: умалишенный старший сын покойного, Никита Родионович, неправоспособен, старшая дочь его десять лет назад приняла постриг, а младшую дочь покойного в самом нежном возрасте была украдена цыганами и пропала…

Так закончился несчастный, хотя и богатейший дворянский род, о котором долго будет скорбеть провинция… sic transit!

Ну и конечно же, дамы беседуют о модах, фасонах, тканях и кружевах.